пн-пт с 09 : 00 до 19 : 00
8(800)600-52-53
г. Москва, Зеленый проспект д.20

ВС напомнил, когда страхователь вправе требовать возмещения стоимости ремонта автомобиля по каско

 

 

Кроме того, Суд указал на нарушение права на защиту в связи с недопуском апелляцией адвоката истца к участию в деле по причине непредставления им диплома о высшем юридическом образовании.

 

 

возмещение каско

 

В комментарии «АГ» представитель истца адвокат Артур Саакян рассказал о приведенных им доводах, свидетельствующих о том, что суды нижестоящих инстанций поверхностно подошли к рассмотрению дела. По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд не высказал окончательного мнения о возможности изменения судами согласованного сторонами договора страхования КАСКО способа осуществления выплаты страхового возмещения. Другой заметил, что хотя дело и является рядовым, Верховный Суд дал важные критерии того, какие обстоятельства нужно устанавливать судам нижестоящих инстанций для правильного разрешения таких споров.

Верховный Суд опубликовал Определение № 18-КГ21-10-К4 от 18 мая, в котором рассмотрен вопрос о том, может ли страхователь в случае нарушения страховщиком обязательства произвести ремонт ТС претендовать на стоимость его возмещения.

Суд первой инстанции встал на сторону страхователя

В июле 2018 г. между Борисом Петрачуком и АО «АльфаСтрахование» был заключен договор страхования КАСКО, которым предусматривалось возмещение за повреждение и хищение на сумму 3 млн руб. и за несчастный случай – 1 млн руб. Согласно условиям договора выплата страхового возмещения по риску «повреждение», за исключением случаев полной гибели автомобиля, осуществляется путем организации и оплаты страховщиком ремонта на СТОА, имеющей договорные отношения со страховщиком, по выбору и по направлению страховщика. Страхователь в день заключения договора единовременно уплатил страховую премию в размере 115 тыс. руб.

В период действия договора автомобиль был поврежден, и Борис Петрачук уведомил страховую компанию. После осмотра автомобиля страховщик признал случай страховым и выдал владельцу направление на ремонт. Не согласившись с перечнем предполагаемых работ и заменяемых деталей, указанных в счете СТОА, страхователь направил в СК претензию, в которой просил выплатить ему страховое возмещение в денежном выражении. Ответа на претензию, равно как и страхового возмещения, мужчина не получил.

В дальнейшем Борис Петрачук обратился в суд с иском к компании «АльфаСтрахование», в котором просил взыскать стоимость восстановительного ремонта ТС, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф, расходы на оплату экспертного заключения, а также расходы на представительские услуги и на составление доверенности.

Решением Туапсинского городского суда Краснодарского края от 7 ноября 2019 г. иск удовлетворен частично: с «АльфаСтрахования» в пользу страхователя взысканы страховое возмещение, неустойка, компенсация морального вреда и штраф в общем размере 1 млн руб.

Суд первой инстанции исходил из того, что хотя заключенным между сторонами договором страхования ТС в случае его повреждения предусмотрено страховое возмещение в виде выдачи потерпевшему направления на ремонт на соответствующую СТОА, в данном случае страховщиком не выполнено обязательство по надлежащей организации такого ремонта, поскольку указанный в направлении на ремонт объем повреждений автомобиля Бориса Петрачука не соответствовал имеющимся в действительности повреждениям. На основе изложенного суд указал, что истец вправе был потребовать от ответчика выплаты страхового возмещения в денежном выражении в размере стоимости восстановительного ремонта автомобиля. При определении размера подлежащего взысканию в пользу потерпевшего страхового возмещения суд первой инстанции руководствовался заключением проведенной судебной автотехнической экспертизы от 24 октября 2019 г.

Апелляция не нашла оснований для выплаты истцу страхового возмещения в денежном выражении

2 июля 2020 г. апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда решение первой инстанции было отменено, в удовлетворении исковых требований отказано. В заседание судебной коллегии для представления интересов истца явился его представитель, адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов Артур Саакян, который не был допущен к участию в заседании, поскольку не имел при себе диплома о высшем юридическом образовании.

Апелляционной суд посчитал, что страховщик выполнил условия заключенного договора, согласно которым в случае повреждения автомобиля страхователя страховщик обязан выдать потерпевшему направление на ремонт автомобиля на соответствующей СТОА, однако Борис Петрачук уклонился от предоставления поврежденного ТС на ремонт. Помимо этого суд отметил, что судебный эксперт не осматривал автомобиль и произвел экспертизу на основании материалов дела, в том числе представленных истцом, достоверность которых, по мнению апелляционного суда, вызывает сомнение.

«Доказательств фактически понесенных затрат на восстановление автомобиля истцом не представлено, в связи с чем оснований сомневаться в правильности произведенного ответчиком расчета стоимости восстановительного ремонта транспортного средства у судебной коллегии не имеется», – пояснила коллегия краевого суда. В связи с этим апелляция установила, что оснований для выплаты истцу страхового возмещения в денежном выражении не имеется. С данными выводами согласился кассационный суд общей юрисдикции.

Недопущение представителя к участию в заседании нарушило конституционное право истца

Позднее Борис Петрачук обратился с жалобой в Верховный Суд и просил оставить в силе решения суда первой инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с доводами апелляционной и кассационный инстанций, отметив допущенные нарушения норм действующего законодательства.

Прежде всего Верховный Суд напомнил, что в соответствии с ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Как предусмотрено ч. 1 ст. 48 ГПК РФ, граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Суд разъяснил, что в ст. 49 Кодекса закреплено, что представителями в суде могут быть дееспособные лица, полномочия которых на ведение дела надлежащим образом оформлены и подтверждены.

«Представителями в суде, за исключением дел, рассматриваемых мировыми судьями и районными судами, могут выступать адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности. Иные оказывающие юридическую помощь лица должны представить суду документы, удостоверяющие их полномочия, и по общему правилу – также документы о своем высшем юридическом образовании или об ученой степени по юридической специальности», – отмечено в определении.

ВС указал, что при недопущении представителя истца к участию в заседании по причине отсутствия у него при себе диплома о высшем юридическом образовании апелляционный суд не принял во внимание разъяснения, содержащиеся в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 9 июля 2019 г. № 26 о применении норм ГПК, АПК, КАС в связи с процессуальной реформой. В соответствии с данным положением лицо, которое до вступления в силу изменений начало участвовать в деле в качестве представителя, после вступления в силу изменений сохраняет предоставленные ему по этому делу полномочия вне зависимости от наличия высшего юридического образования либо ученой степени по юридической специальности.

Так, Суд пояснил, что из материалов дела следует, что Артур Саакян, действующий на основании выданной ему в установленном законом порядке доверенности, участвовал 27 сентября 2019 г. в судебном заседании суда первой инстанции в качестве представителя истца. В связи с этим адвокат сохранил предоставленные ему Борисом Петрачуком полномочия на участие в деле в качестве представителя в суде апелляционной инстанции.

По мнению Верховного Суда, не допустив Артура Саакяна в качестве представителя истца к участию в рассмотрении дела в апелляционном порядке, судебная коллегия тем самым нарушила конституционное право Бориса Петрачука на получение квалифицированной юридической помощи и принцип состязательности сторон гражданского процесса, а ее постановление, вынесенное без учета принципов гражданского судопроизводства, не может считаться законным.

ВС не согласился с формальным подходом суда апелляционной инстанции к рассмотрению дела

Ссылаясь на п. 1 ст. 929 ГК РФ, Суд указал, что страховщик, заключая договор страхования, берет на себя обязательства за обусловленную договором плату при наступлении предусмотренного в договоре события возместить страхователю причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя в пределах определенной договором суммы.

Верховный Суд также подчеркнул, что по общему правилу, установленному п. 3 ст. 10 Закона об организации страхового дела, обязательство по выплате страхового возмещения является денежным. Вместе с тем согласно п. 4 указанной статьи в пределах страховой суммы может предусматриваться замена страховой выплаты предоставлением имущества, аналогичного утраченному имуществу, а в случае повреждения имущества, не повлекшего его утраты, – организацией и (или) оплатой страховщиком в счет страхового возмещения ремонта поврежденного имущества.

Обращаясь к п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 20, Верховный Суд подчеркнул, что если договором добровольного страхования предусмотрен восстановительный ремонт ТС на СТОА, осуществляемый за счет страховщика, то в случае неисполнения такого обязательства в установленные договором сроки страхователь вправе поручить производство ремонт третьим лицам либо произвести его своими силами и потребовать от страховщика возмещения понесенных расходов в пределах страховой выплаты.

В рассматриваемом случае транспортное средство отремонтировано не было, поскольку истец не согласился с объемом предполагаемых восстановительных работ, полагая его недостаточным. В связи с этим, как пояснил Суд, для правильного разрешения спора суду апелляционной инстанции надлежало установить, какие обязанности возникли у сторон договора КАСКО в связи с наступлением страхового случая. Кроме того, в связи с несогласием Бориса Петрачука с объемом предполагаемых восстановительных работ было необходимо выяснить, какие действия каждая из сторон в соответствии с действующим законодательством должна была предпринять и предприняла. Однако судом эти обстоятельства не устанавливались и на обсуждение сторон не выносились, подчеркнул ВС.

Суд также посчитал, что апелляционной инстанции следовало определить, были ли надлежащим образом страховщиком исполнены обязательства, возникшие из договора имущественного страхования, обусловлено ли соглашение сторон о натуральном возмещении условиями договора КАСКО, предусмотрена ли законом или договором возможность замены обязательства, исполняемого в натуре, денежным обязательством. В связи с выявленными нарушениями Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Эксперты оценили позицию Верховного Суда

В комментарии «АГ» Артур Саакян указал, что в жалобе в ВС он в первую очередь сослался на ст. 929 ГК РФ, из буквального толкования которой, по его мнению, следует, что страховщик, заключая договор страхования, берет на себя обязательства по устранению всех повреждений, возникших при наступлении страхового случая в период страхования. «Соответственно, надлежащим исполнением обязательств со стороны страховщика является выдача направления на ремонт всех повреждений транспортного средства, относящихся к страховому случаю, в сроки, установленные договором», – пояснил представитель истца.

Артур Саакян отметил, что направление на ремонт не обеспечивало защиту имущественных интересов страхователя, поскольку не обеспечивало приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового события. По мнению адвоката, апелляционное определение основано на поверхностной оценке правоотношений сторон, без учета фактических обстоятельств дела. «Следуя логике судов апелляционной и кассационной инстанций, если на автомобиле будет условно повреждено 100 деталей, относящихся к страховому случаю, а страховщик решит отремонтировать лишь одну и выдаст направление на ремонт, то обязательства страховщика будут считаться исполненными», – указал Артур Саакян. Он обратил внимание, что именно данный довод жалобы Верховный Суд посчитал заслуживающим пристального внимания, отразив в своем судебном акте.

По словам Артура Саакяна, рассматриваемая проблема является актуальной на сегодняшний день и стоит остро, так как в настоящее время суды рассматривают существенный объем аналогичных дел и позиции ВС РФ всегда являются ориентиром для правильного толкования и применения норм права. «Полагаю, что позиция ВС по данному делу может существенно поменять устойчиво сложившуюся негативную для страхователей судебную практику и суды уйдут от поверхностного подхода к рассмотрению подобных дел, где, как правило, для отказа в удовлетворении требований страхователей достаточно было лишь установить факт выдачи направления на ремонт со стороны страховщика и непредоставления транспортного средства на ремонт со стороны страхователя. При этом оценка соответствия самого направления на ремонт закону не давалась», – поделился Артур Саакян.

Адвокат Московской городской коллегии адвокатов, эксперт в сфере страхового права Дмитрий Шнайдман отметил, что вариант выплаты страхового возмещения на условиях организации ремонта на СТОА практически всегда является самым экономичным из предлагаемых страховщиком вариантов заключения договора КАСКО, поэтому он популярен среди страхователей. «Тем не менее зачастую при наступлении страхового случая страхователь не имеет намерения восстановить свое нарушенное право, осуществив ремонт по направлению страховщика, но рассматривает договор страхования как возможный способ обогащения, используя любые формальные поводы для получения страхового возмещения в денежной форме», – считает эксперт.

В частности, по мнению Дмитрия Шнайдмана, в рассматриваемом деле, в случае несогласия страхователя с предполагаемым объемом ремонтных работ, указанным в направлении страховщика, добросовестным поведением страхователя могло бы являться требование о понуждении страховщика исполнить договор на согласованных условиях, выдав направление на ремонт всех повреждений, имеющих отношение к страховому случаю. В этом случае спор касался бы порядка исполнения обязательств страховщика, связанных с выплатой страхового возмещения путем организации восстановительного ремонта, но не менял бы сути данного обязательства, добавил адвокат.

«С моей точки зрения, в определении Верховный Суд не высказал окончательного мнения о возможности изменения судами согласованного сторонами договора страхования КАСКО способа осуществления выплаты страхового возмещения», – считает Дмитрий Шнайдман. Данную позицию эксперт обосновывает тем, что, отправляя дело на новое апелляционное рассмотрение, Верховный Суд обозначил возможность такого изменения условиями конкретного договора страхования, указав, что судами указанные вопросы исследованы не были. При таких обстоятельствах, по его мнению, правовую позицию Верховного Суда по сути рассматриваемого вопроса нельзя признать окончательно сформированной.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев также заметил, что из фабулы дела, изложенной Верховным Судом, неясно, устанавливали ли суды нижестоящей инстанции экспертным или иным путем то обстоятельство, что выданное страхователю страховщиком направление на ремонт не соответствовало перечню полученных повреждений, и произвел ли такой ремонт страхователь за свой счет после отказа от ремонта на СТОА. При этом эксперт заметил, что страхование по КАСКО всегда дороже, чем обязательное страхование, соответственно, после уплаты значительной суммы страховой премии страхователь вправе ожидать качественного и оперативного разрешения спорной ситуации, особенно если она уже квалифицирована страховщиком как страховой случай.

«В настоящем споре Верховный Суд дал важные критерии того, какие обстоятельства нужно устанавливать судам нижестоящих инстанций для правильного разрешения таких споров. Сам по себе спор является рядовым, но те критерии правильного разрешения спора, которые обозначил Верховный Суд, направляя дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, могут стать важным ориентиром и для судов по данной категории споров, и для страховых компаний, которые могут повышать качество досудебного разрешения подобных споров», – заключил Иван Хорев.

Источник: asn-news.ru

КАЛЬКУЛЯТОР КАСКО


Остались вопросы?
Остались вопросы? Перезвоним Вам через несколько минут и ответим на все вопросы
Наши преимущества
Только подлинные полисы!
Гарантируем подлинность полиса! Мы предоставим все документы необходимые для подтверждения валидности полиса
Бесплатная доставка
Наша собственная служба реализации договоров доставит Вам полис в любое место на территории Москвы и Московской области абсолютно бесплатно
Доступные цены
Мы подбираем самый оптимальный вариант по стоимости, а так же применяем свой агентский дисконт, что дает нам конкурентное преимущество на рынке страхования
Многолетний опыт и профессионализм
Сотрудники нашей компании имеют большой опыт работы в страховании
Персональный менеджер
Все наши менеджеры готовы оказать профессиональную консультацию в любое время, на протяжении всего срока страхования
Индивидуальный подход
Индивидуальный подход для всех наших клиентов, позволяет предоставить услуги страхования качественно и максимально удобно для Вас.

ВС напомнил, когда страхователь вправе требовать возмещения стоимости ремонта автомобиля по каско
Будьте первым, кто оставил отзыв